Самозванец на троне?

В 1591 году Дмитрий, 10-летний сын царя Ивана Грозного, умер при загадочных обстоятельствах. Через 12 лет в Польше один из слуг знатного вельможи заявил, что он — наследник русского престола. Его претензии ввергли Россию в смуту. Начало нового века было отмечено зловещими предзнаменованиями для России и ее нового правителя, царя Бориса Годунова.

Boris_Godunov_icon

В 1601 году проливные дожди поздней весной и в начале лета и губительные заморозки в августе полностью уничтожили урожай. Последовавший голод и оскудение привели население в состояние глубокой нищеты. После еще двух неурожайных лет не оставалось семян даже на посев; восстания жестоко подавлялись. Среди этих катастрофических событий царь получил чрезвычайно тревожные вести. Один молодой человек в Польше заявил, что он является полноправным наследником российского престола, а Борис Годунов не более чем жаждущий власти узурпатор. Слух породил сумятицу при московском дворе — и всколыхнул давно забытые подозрения. В 1584 году блаженный Федор наследовал своему отцу, Ивану IV, известному в истории как Иван Грозный, и стал царем России. Но реальная власть перешла к двум боярам: его дяде Никите Романову и его шурину Борису Годунову. В 1591 году сводный брат Федора и потенциальный наследник Дмитрий погиб в возрасте десяти лет явно в результате злого умысла. Когда семь лет спустя, в 1598 году, Федор умер, не оставив потомства, Борис Годунов был избран на опустевший русский трон. Но был ли в действительности убит Дмитрий?

Пощечина открывает секрет

Где-то после 1600 года — точные даты и детали этой истории смутны и даже противоречивы — юноша в возрасте около двадцати лет поступил на службу лакеем и конюхом к польскому князю Адаму Вишневецкому. Молодой человек, по рассказам, вскоре стал незаменимым человеком в доме. Осенью 1603 года, однако, ссора между князем и его слугой привела к раскрытию необыкновенной тайны. Рассердившись, Вишневецкий ударил юношу по лицу, и тот воскликнул в величайшем волнении: <Если бы ты знал, князь Адам, кто служит тебе, ты бы не обращался так со мной. Я — царевич Дмитрий, сын царя Ивана>. Когда лакея стали расспрашивать об официально объявленной смерти Дмитрия в 1591 году, он заявил, что Борис Годунов задумал убить царевича и таким образом избавиться от единственного законного наследника трона, который он жаждал захватить. Однако мальчик и его мать, вдова царя Ивана, были предупреждены и сумели избежать покушения. Подменив сына другим мальчиком, царица поручила Дмитрия заботам его личного врача, который в течение нескольких лет прятал мальчика то в одном, то в другом монастыре по всей Руси. Когда спаситель умер, Дмитрий пробрался в Польшу. Там он, прежде чем поступить на службу к Вишневецкому, был домашним учителем в доме одного польского дворянина. Предъявленный молодым человеком крест, усыпанный драгоценными камнями, который якобы был дан ему при крещении, казалось, подтверждал эту удивительную историю. Новость о том, что царевич жив и после 12-летнего молчания заявил права на российский престол, быстро распространилась. Появились многочисленные очевидцы, подтверждавшие, что молодой лакей на самом деле был царевичем, которого все так долго считали умершим. Неизвестно, насколько правдивы были эти заявления, но возраст и внешность молодого лакея подтверждали его претензии. По описаниям современников, молодой человек, назвавшийся Дмитрием, был невысок ростом, имел светлые, рыжеватые волосы, светло-голубые глаза и широкое лицо с высокими скулами. Некоторые из еще помнивших Ивана Грозного находили в юноше сходство с покойным царем. Другие говорили, что бородавки на лице, родимое пятно на правой руке и руки разной длины были известными приметами царевича Дмитрия. Неожиданное появление претендента на русский престол было на руку Вишневецкому и другим представителям польской знати, поскольку они были озлоблены политикой Бориса Годунова и жаждали отомстить ненавистному московскому правителю. Вишневецкий заверил своего слугу, что поддержит его претензии называться Дмитрием — из убежденности ли, что юноша говорит правду, или из политического расчета, остается неизвестным.

Предательское убийство?

Был ли этот Дмитрий хитрым самозванцем или он говорил правду? Ответ на эту загадку нужно искать в Угличе, городке на Волге в 230 километрах к северу от Москвы, бывшем раньше столицей удельного княжества и до сих пор гордящемся своим Кремлем. Именно в Углич после кончины Ивана Грозного в 1584 году всемогущий Борис Годунов сослал вдову царя Марию Нагую и ее малолетнего сына Дмитрия. Через семь лет, после полудня в воскресенье 15 мая 1591 года, в Угличе тревожно зазвонил соборный колокол. Взволнованные люди сбежались во двор царицы и увидели там ужасную сцену: маленький царевич лежал на земле, по-видимому умерший от ножевого ранения. Рядом рыдающая мать и ее братья громко обвиняли Данилу, сына дьяка Михаила Битяговского, одного из приближенных Годунова, в совершении чудовищного преступления. Толпа была так разъярена, что накинулась на молодого Битяговского и тут же забила его насмерть. Через четыре дня после ужасного происшествия прибыла посланная Годуновым следственная комиссия, возглавляемая Василием Шуйским. Допросив множество свидетелей, через две недели комиссия составила отчет. Следователи сделали вывод, что царевич сам нанес себе роковую рану во время эпилептического припадка. Смерть Дмитрия приключилась судом Божиим; мстительная толпа пролила невинную кровь, и виновные должны быть наказаны. В то же время Мария Нагая отказалась от своих обвинений и просила о помиловании. Вдова царя была помещена в отдаленный женский монастырь, а ее братья были либо убиты, либо сосланы вместе со своими сторонниками из числа горожан. Любому, уличенному в клевете на царя, приписывающему ему смерть Дмитрия, вырывали язык. Свидетельств того, что царевич умер, было, казалось, больше чем достаточно. В то время не было сомнений по этому поводу. И все-таки некоторые детали трагедии остаются непонятными. Например, ни вдовствующую царицу, ни ее братьев не расспрашивали о том, что произошло, — ни до, ни после того, как они взяли назад свои обвинения в преступлении. Еще более странно то, что тело мальчика оставалось без надзора в течение четырех дней после смерти, до прибытия следственной комиссии. Когда тело было поспешно погребено по приказу комиссии, никого не попросили удостоверить, что это был царевич Дмитрий.

Беглый монах

Известия из Польши о живом Дмитрии были более опасны для Годунова, чем
вновь возродившиеся слухи о том, что маленький царевич был убит в 1591 году
по его приказу. В противовес быстро распространявшейся вере в историю
слуги царь пустил в народе слух, что так называемый наследник престола на
самом деле Григорий Отрепьев, беглый монах из Чудова монастыря.

Версия Годунова была воспринята со скептицизмом. Предъявлявший свои
права Дмитрий исполнял роль законного наследника гораздо лучше, чем
можно было ожидать от простого монаха. Он одинаково свободно говорил по-
польски и по-русски, немного понимал по-итальянски и хорошо писал, что
служило признаками хорошего образования. Более того, он особенно хорошо
разбирался в истории России и ее знатнейших фамилий. Монаха можно было,
конечно, научить всему этому, но Дмитрий выделялся также в развлечениях
знати: был великолепным наездником и искусным охотником. Где мог монах
приобрести эти навыки?

Решающий момент

Несмотря на свои попытки бороться со слухами с помощью ответных слухов,
Борис Годунов не мог остановить разрушения опор своей власти. Московские
могущественные знатные роды с радостью воспользовались вновь возникшими
сомнениями в легитимности Годунова. В их глазах он так и остался
неродовитым боярином, корни которого уходили в татаро-монгольскую орду.
Царь, сам себя избравший на трон, как это сделал он, не был, по их меркам,
законным царем.

А в это время, все еще находясь в Польше, предполагаемый Дмитрий
продвигался к своей цели. В марте 1604 года он был представлен королю
Сигизмунду III в Кракове. После некоторых колебаний осторожный правитель
признал бывшего лакея царевичем и пожаловал ему ежегодное содержание, не
пообещав, однако, прямой поддержки в завоевании российского трона.

Рассылая призывы во все концы, Дмитрий вскоре собрал небольшую армию, с
которой он планировал двинуться на Москву, чтобы заявить свои права на
корону. И прежде чем покинуть Польшу, он заключил важный союз, пообещав
жениться на Марине, красавице дочери влиятельного польского воеводы Юрия
Мнишека.

Триумф претендента

Отправившись в поход на Россию в конце лета 1604 года, претендент на
престол вверг страну в волнения, получившие позже название Смутного
времени. По пути в Москву к армии Дмитрия присоединялись дезертиры из
таявших рядов сторонников Годунова. В первом столкновении с армией
Дмитрия войско Годунова потерпело неудачу, хотя и превосходило ее по
численности в три раза. Многие из солдат царской армии сражались вяло и
нерешительно, в душе опасаясь выступать против человека, который может
вскоре занять трон.

Несмотря на то что царские войска смогли одержать победу в следующем
сражении, на помощь Дмитрию пришла сама судьба. 13 апреля 1605 года Борис
Годунов внезапно умер от кровотечения, вызванного, как предполагали, ядом —
может быть, принятым им самим. Некоторые из его недоброжелателей позже
говорили, что к смерти Годунова привела тяжесть вины за давнее убийство
царевича Дмитрия.

Сын Годунова был возведен на трон как Федор II с матерью в качестве
регентши. Но его царствование было очень коротким. В мае остатки царских
войск перешли на сторону Дмитрия, а 1 июня жители Москвы взяли штурмом
Кремль, захватили Федора II и его мать и позже казнили последних Годуновых.
Василий Шуйский, возглавлявший следствие в Угличе в 1591 году и
удостоверивший тогда смерть Дмитрия, теперь заявил, что Дмитрий остался
жив. Он повинился, что его прежние утверждения были ложью из страха перед
Годуновым.

20 июня 1605 года Дмитрий вошел в Москву под приветственные крики толпы
и тут же отправился к могиле своего отца Ивана IV. Рыдая, он произнес: <О
возлюбленный отец! Ты оставил меня в этом мире сиротой, но твои святые
молитвы помогли мне в злоключениях и возвели на трон>. Все были глубоко
растроганы его словами. Если у кого-то и были сомнения в его личности,
теперь они были отброшены.

Узаконен поцелуем

Казалось, Дмитрий немедленно решил показать, что он не хотел быть лишь
номинальным главой аристократии. И может быть, поэтому Шуйский снова
переменил свои показания — на этот раз он подтверждал обоснованность своего
отчета 1591 года. Арестованный и приговоренный к смерти за участие в
заговоре по подготовке дворцового переворота, связанный Шуйский уже
положил голову на плаху, когда Дмитрий заменил казнь ссылкой. Возможно, с
помощью этого великодушного жеста будущий царь хотел
продемонстрировать уверенность в себе.

Теперь он решил уничтожить последние подозрения относительно своей
личности. Кто же мог скорее положить конец сомнениям, как не вдова Ивана
Грозного Мария Нагая, с 1591 года заключенная в монастырь?

Встреча была подготовлена очень тщательно. Царица была призвана в Москву,
но прежде чем она добралась до столицы, Дмитрий в нетерпении отправился ей
навстречу, сопровождаемый большой толпой своих сторонников и просто
любопытных. По одной из версий, они встретились в парадном шатре,
раскинутом у дороги для свидания матери со считавшимся давно погибшим
сыном. Некоторое время Дмитрий и Мария Нагая оставались в шатре наедине,
и мы никогда не узнаем, что происходило там между ними. Но, выйдя оттуда,
они нежно обнялись и расцеловались у всех на глазах. Толпа разразилась
приветственными криками.

30 июля 1605 года Дмитрий был коронован в Успенском соборе Кремля.
Одним из первых официальных актов нового царя была отмена некоторых
сложных и вызывавших крайнее недовольство придворных церемоний. Чтобы
поддержать свою популярность, он дважды в неделю давал аудиенции, куда
мог прийти любой, и терпеливо выслушивал все жалобы на несправедливости
и мольбы о возмещении ущерба.

Тяжкий груз совести

За время своего короткого правления (1598-1605) царь Борис Годунов не смог
подавить подозрений, что Дмитрий, законный наследник русского престола,
был убит по его приказу. И это обвинение преследует его на страницах
исторических и литературных произведений. Вскоре после кончины Годунова
испанский поэт Лоне де Вега написал первую драматургическую версию этой
истории <Великий герцог Московский> (?/ Gran Clique dv Moscovia). За ней
последовало более ста других произведений.

В центре любой литературной интерпретации стоял вопрос, виновен ли
Годунов в смерти царевича. Несомненно, самым известным изложением
истории является пьеса Александра Пушкина <Борис Годунов>, завершенная в
1825 году. Автор, которого многие считают величайшим поэтом России,
представляет Годунова как благородного, умного человека, признающего вину
за убийство Дмитрия. И корона, полученная таким незаконным способом,
становится тяжким грузом.

И если о Годунове сегодня еще помнят на Западе, то благодаря опере,
созданной другим русским, Модестом Мусоргским, по трагедии Пушкина.
Первое представление оперы состоялось в 1874 году. Мусоргский сильнее, чем
Пушкин, акцентирует тему вины и изображает Годунова умирающим от
замучивших его угрызений совести. В опере видение убитого окровавленного
мальчика преследует царя и в конце концов сводит его с ума. Знаменитый
<монолог страха> во втором акте считается одной из самых впечатляющих
арий в оперном репертуаре. Ужас и смущение мучающегося правителя
настолько сильны, что он словно приходит в себя после этого монолога.

Женитьба и падение

Чтобы укрепить свою власть, Дмитрию было необходимо установить порядок
наследования трона. И здесь он допустил серьезную ошибку. Дмитрий
настаивал на своем браке с польской княжной Мариной Мнишек, несмотря на
то что русские православные христиане возражали против ее католичества и
были оскорблены мыслью, что их царицей станет иностранка.

Неизвестно, когда и почему первоначальная популярность Дмитрия
закончилась. Простой народ осуждал разгульную жизнь царя и присутствие
многочисленных иностранцев, особенно поляков, при московском дворе. И со
временем стало понятно, что Дмитрий был нужен знати только для того, чтобы
избавиться от Бориса Годунова.

Царь не обращал внимания на предостережения своих приближенных и так
никогда и не понял, что его помилование Шуйского дало тайному заговору
бояр потенциального главу. На исходе ночи 17 мая 1606 года царь был
разбужен звоном церковных колоколов, но было уже поздно. Заговорщики
вошли во дворец и без труда обезвредили охрану. Спасая свою жизнь, Дмитрий
выпрыгнул из окна, но сломал ногу. Он пытался завязать с заговорщиками
переговоры, но один из них выстрелил и убил его.

Труп Дмитрия был выставлен на всеобщее обозрение, затем разрезан на куски
и сожжен. Люди верили, что колдун вроде Дмитрия может восстать из
мертвых. Поэтому прах его смешали с порохом, всыпали в пушку и выстрелили
на запад — в направлении Польши. Дмитрий правил Россией менее десяти
месяцев. Был ли он самозванцем, беглым монахом или законным наследником
престола, так и останется неизвестным.

Его смерть, однако, не принесла конца Смутным временам. В течение
последующих семи лет на трон претендовали еще три Дмитрия, но всех их
постигла судьба первого. Шуйский провозгласил себя царем, но был низложен
и сослан в изгнание в Польшу. Швеция и Польша посылали свои армии,
вмешиваясь в российские дела. Наконец, в 1613 году Земским собором на
царский трон был избран Михаил Романов, и таким образом была основана
династия, которая правила Россией 300 лет, вплоть до революции 1917 года,
когда к власти пришли Советы.

Назад в раздел «Тайны истории»
Перейти на главную страницу

Яндекс.Метрика




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

оставь ссылку на свой сайт